Что такое в гражданском процессе новые и вновь открывшиеся обстоятельства

На вопрос, что такое в гражданском процессе новые и вновь открывшиеся обстоятельства нам четко отвечают процессуальные кодексы, а именно – Арбитражно-процессуальный кодекс (АПК) и Гражданско-процессуальный кодекс (ГПК).

Основные отличие новых от вновь открывшихся обстоятельств в следующем, вновь открывшиеся – это существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства, а новые — возникшие после принятия судебного постановления и имеющие существенное значение для правильного разрешения дела.

Таким образом, рассматриваемые обстоятельства, это обстоятельства, относящиеся к делу и способные повлиять на существо принятого судебного постановления.

Перечень новых и вновь открывшихся обстоятельств

Конкретный перечень  обстоятельств, признаваемых процессуальным законодательством в качестве новых или вновь открывшихся содержится в — ст. 392 ГПК РФ и ст. 311 АПК РФ.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 N 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, является исчерпывающим.

Однако, насколько законно и неоспоримо утверждение о том, что в процессуальных кодексах содержится исчерпывающий перечень, оснований признаваемых новыми и вновь открывшимися  обстоятельствами  рассмотрим на примере судебной практики.

Для чего рассматриваемые нормы права введены в процессуальное законодательства

Из анализа рассматриваемых норм права можно сделать вывод о том, что пересмотр судебных актов выступает дополнительной процессуальной гарантией защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов участников гражданско-правовых отношений, позволяя при наличии обстоятельств, указанных в законе, в специфической процессуальной процедуре производить проверку правильности судебных постановлений, вступивших в законную силу.

Регулирование института пересмотра вступивших в законную силу судебных актов соотносится с международно-правовыми нормами, также признающими как обязательность исполнения судебных решений, так и необходимость исправления допущенных судебными актами нарушения прав человека.

Европейским Судом по правам человека неоднократно указывалось на то, что процедура пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам сама по себе не противоречит принципу правовой определенности в той мере, в какой она используется для устранения допущенных нарушений прав человека.

Права и свободы человека и гражданина, признанные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее-Конвенция) — это те же по своему существу права и свободы, что закреплены в Конституции РФ.

Таким образом, положения ст. 392 ГПК Российской Федерации должны рассматриваться в системе действующего правового регулирования в непротиворечивом нормативном единстве исходя из требований Конституции РФ и Конвенции.

Исчерпан ли круг обстоятельств, относящихся к новым и вновь открывшимся перечнем, содержащимся в процессуальных кодексах?

Необходимо отметить, что Конституционный Суд РФ трактует, как законодательство РФ, так и международные нормы права, не как ограничивающие круг оснований для пересмотра дел по новым, либо вновь открывшимся обстоятельствам, а напротив закрепляющих более широкие возможности для устранения нарушений прав человека, так как пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам выступает дополнительной процессуальной гарантией защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов участников гражданских правоотношений, позволяя в определенной процессуальной процедуре производить проверку правильности судебных постановлений.

Вышеуказанное подтверждается, в том числе правовой позицией Конституционного Суда РФ, отраженной:

-как в Определении от 28 июня 2012 г. № 1248-О где данный Суд высказал правовую позицию относительно возможности пересмотра приговора по новым обстоятельствам на основании соображений Комитета по правам человека ООН, указав на необходимость их исполнения и определив их как новые обстоятельства для пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления в целях соблюдения прав и законных интересов гражданина, несмотря на  то, что возможность пересмотра вступивших в силу судебных постановлений на основе мнений и соображений комитетов ООН не урегулирована напрямую законом.

-так и в пункте 2.5 Определения от 7.06.2011 № 853-О-О где Конституционный Суд Российской Федерации установил, что положения статьи 392 ГПК РФ с учетом их конституционно-правового смысла, который выявлен Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 26.02.2010 года N 4-П, не препятствуют обращению кого-либо из соистцов с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления по делу и не исключают возможности его пересмотра в случае, если Европейским Судом по правам человека по жалобе другого лица, участвующего в данном деле в качестве истца, установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод при вынесении соответствующего судебного постановления

Как рассматривает Верховный суд  РФ, установленные процессуальными кодексами «ограничения» круга оснований для возобновления производства по делу по новым и вновь открывшимся обстоятельствам?

Интересна для рассмотрения данного вопроса также  правовая  позиция Верховного Суда РФ, отраженная им в Определении  от 7 марта 2017 г. N 4-КГ16-71, где судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с апелляционным определением судебной коллегии Московского областного суда об отказе в пересмотре гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Суть ситуации в следующем, одним и тем же апелляционным судом (Московским областным судом) по аналогичным искам между теми же лицами приняты противоречивые судебные постановления, при этом основанием для отказа в иске по второму делу послужил вывод о ненадлежащем истце, основанный на выявленных судом сведениях об отсутствии у истца правопреемства

Т.е., при вынесении апелляционного определения по первому делу не только заявитель, но и сам суд не усомнился в правопреемстве истца, а сведения, опровергающие факт правопреемства, были выявлены тем же судом лишь спустя значительное время при рассмотрении другого дела.

Однако, отказывая в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, суд апелляционной инстанции сослался лишь на то, что такие сведения могли быть известны заявителю на момент вынесения апелляционного определения по первому делу.

Между тем судом не указано, в силу каких обстоятельств они могли и должны были быть известны в то время заявителю.

Как указывает заявитель, в силу сложности и многоступенчатости процедур создания, реорганизации и ликвидации перечисленных выше юридических лиц он, являясь посторонним по отношению к этим организациям лицом, не мог иметь доступ к подобного рода сведениям, отсутствовали такие сведения и у суда апелляционной инстанции.

Данным доводам суд апелляционной инстанции, отказывая в пересмотре апелляционного определения по вновь открывшимся обстоятельствам, оценки не дал и не обосновал свой вывод о том, что приведенные выше обстоятельства могли быть известны заявителю на момент вынесения апелляционного определения по первому делу.

При этом, вышеуказанного рода сведения имеют существенное значение, поскольку отсутствие правопреемства свидетельствовало бы о принципиальной судебной ошибке, в целях устранения которой допустимы отступления от требований правовой определенности и пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, в том числе в целях устранения взаимоисключающих выводов суда и противоречивости судебных актов, которые в данном случае имеют также и противоречивое преюдициальное значение для последующих споров между теми же сторонами.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении вышеуказанного заявления допущены существенные нарушения норм процессуального права, которые могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 8 июня 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Таким образом, Верховный Суд так же не исключает в целях устранения судебной ошибки допустимость пересмотра дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам являющихся существенными для конкретного дела.

Необходимость исключения судами формального похода при рассмотрении и оценки заявлений о пересмотре дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам

Согласно правовой  позиции Верховного Суда РФ, отраженной им в вышеуказанном Определении  (от 7 марта 2017 г. N 4-КГ16-71), необходимость исключения судами формального похода при рассмотрении и оценки заявлений о пересмотре дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам обоснована нижеследующим:

Европейским Судом по правам человека неоднократно указывалось на то, что процедура пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам сама по себе не противоречит принципу правовой определенности в той мере, в какой она используется для исправления судебных ошибок (постановление по делу «Праведная против Российской Федерации», п. 28, и др.).

Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам соответствует и практике самого Европейского Суда по правам человека, в соответствии с правилом 80 Регламента которого каждая сторона в случае вновь открывшихся обстоятельств, которые в силу своего характера могли бы иметь решающее значение и не могли быть известны Европейскому Суду при вынесении постановления, а также обоснованно не могли быть известны этой стороне, вправе обратиться к Европейскому Суду с прошением о пересмотре постановления.

Согласно правовой позиции Конституционный Суд РФ не отрицается, а, напротив, предполагается необходимость пересмотра решений, вступивших в законную силу, с тем чтобы в правовой системе не могли иметь место судебные акты, содержащие взаимоисключающие выводы.

Регулирование института пересмотра вступивших в законную силу ошибочных судебных актов соотносится с международно-правовыми нормами, также признающими как обязательность исполнения судебных решений (res judicata), так и необходимость исправления судебных ошибок в случаях, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах.

Исключительная по своему существу возможность преодоления окончательности вступивших в законную силу судебных актов предполагает установление таких особых процедур и условий их пересмотра, которые отвечали бы прежде всего требованиям правовой определенности, обеспечиваемой признанием законной силы судебных решений, их неопровержимости, что применительно к решениям, принятым в ординарных судебных процедурах, может быть поколеблено, если какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство или обнаруженные фундаментальные нарушения неоспоримо свидетельствуют о судебной ошибке, без устранения которой компетентным судом невозможно возмещение причиненного ущерба (пункт 3.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 г. N 30-П по делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан Власенко В.Д. и Власенко Е.А.).

Так же, в названном постановлении Конституционного суда Российской Федерации указано на то, что правосудие по своей сути может признаваться таковым, только если оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, а также на необходимость наряду с правовой определенностью обеспечивать непротиворечивость судебных актов (пункты 2, 3.1).

Кроме того, следует учесть, что в соответствии со статьей 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации задачами гражданского судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду.

Соответственно, для заинтересованных лиц не исключается возможность обращения с соответствующим заявлением в суды, которые при рассмотрении таких заявлений — в силу ч. 4 статьи 1 ГПК РФ, предписывающей им в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, применять норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действовать исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права), с тем чтобы обеспечить, насколько это возможно исходя из фактических обстоятельств конкретного дела и характера спорных правоотношений, восстановление нарушенных прав.

Отрицание соответствующих процессуальных возможностей для лиц, означало бы существенное ограничение права на судебную защиту, противоречило бы конституционным принципам равенства, приоритета международных договоров Российской Федерации в ее правовой системе, а также конституционным целям гражданского судопроизводства, исключая, в свою очередь, признание его судебных процедур эффективным средством правовой защиты нарушенных прав.

Соответственно, решение вопроса о возможности пересмотра обжалуемого судебного постановления должно приниматься компетентным судом исходя из всестороннего и полного рассмотрения доводов заявителя и обстоятельств конкретного дела.

Данная  правовая позиция подтверждается и тем, что круг новых и вновь открывшихся обстоятельств, содержащихся в процессуальных кодексах периодически расширяется, так как в России все больше лиц стали обращаться за защитой своих интересов, как в государственные, так и в международные судебные и не только, органы и организации.

К примеру, именно результатом  многочисленных обращений лиц за защитой своих прав и законных интересов в Конституционный суд РФ и Европейский Суд по правам человека стала необходимость внесения изменений в ГПК РФ в части дополнения данного кодекса такими новыми обстоятельствами, как признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации и установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека.

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.